Коллекции

Дело молодых

27 экспонатов

В коллекции Музея Международного Мемориала хранятся произведения, созданные в промежутке между концом 1920-х годов и серединой 1930-х бывшими однокурсниками, студентами Московского полиграфического института, фигурантами одного уголовного дела Эросом Гликманом, Ростиславом Гореловым, Юрием Решетниковым и Константином Соболевским.

Две работы из этой коллекции относятся к периоду перестройки. И только одна из них принадлежит другому автору. Это рисунок, портрет Юрия Решетникова, выполненный в 1990 году его бывшей однокурсницей и подругой Риной Синельниковой. На момент его создания Юрия уже давно не было в живых. Вторая - картина Ростислава Горелова «1933 год – Первый допрос на Лубянке» написана в 1989 году. Эти две работы объединяет воспоминание. Воспоминание о драме, которую авторы пережили много десятилетий назад, будучи совсем юными. Кто же эти молодые люди?

Юрий Решетников, Ростислав Горелов, Эрос Гликман и Константин Соболевский в 1933 году поступили на художественное отделение Московского полиграфического института. Разные по характеру, стилю работы. Известно о троих из них, что с рождения они принадлежали к творческой интеллигенции. Отец Эроса известный писатель, эллинист, переводчик Тимофей Абрамович Гликман. У Ростислава – художник Гавриил Никитич Горелов. Константин родился в семье крупного ученого-горняка Петра (Станислава) Константиновича Соболевского.

Однако юностью, наполненной познанием, творчеством, оттачиванием мастерства наслаждаться пришлось недолго. Вместе с другими однокурсниками Ростислав, Эрос и Константин были арестованы в декабре 1933, Юрий – в январе 1934 года. Следствие по сфабрикованному делу было стремительным и скорым. Уже в феврале тройка полпредства Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) по Московской области осудила 28 человек за участие в некой контрреволюционной фашистско-террористической группе "Союз русских патриотов" и приговорила к разным срокам заключения. Константин Соболевский получил три года и попал в Дмитровский ИТЛ на строительство канала Москва-Волга. Юрия Решетникова на 10 лет отправили в Беломорско-Балтийский ИТЛ в Медвежьегорск, потом на Соловки. Эрос Гликман и Ростислав Горелов как несовершеннолетние получили по два года лагерей, отбывали срок в Темниковском ИТЛ на станции Потьма.

Дальше у каждого своя судьба. Одинаково закончат свой недолгий путь Юрий и Константин. Юрий в лагере будет осужден повторно за антисоветскую агитацию и расстрелян в урочище Сандармох в 1937 году. Константин в 1936 году будет досрочно освобожден, останется работать на строительстве канала Москва-Волга, женится, в семье появится сын Ивар. А в 1937 году он будет арестован повторно по 58-й статье и расстрелян. Его прах останется на Донском кладбище. В коллекции находятся работы, созданные ими в заключении: три пейзажа Константина Соболевского и три автопортрета Юрия Решетникова.

То темное время пережил из четверых только Ростислав. В коллекции Музея Международного Мемориала находятся несколько его картин, которые относятся к лагерному периоду. Это три автопортрета, три портрета его солагерников, в том числе два портрета Эроса, а также пейзаж. В одном из писем 1935 года он написал домой: "… Я папуха здесь тоже в свободное время рисую, а вчера в выходной день написал этюдик маслом, жаль времени свободного остается мало, но я в будущем наверстаю упущенное время". Возможно, что речь идет о том пейзаже, который хранится в Музее Международного Мемориала.

После освобождения у Ростислава получилось наладить жизнь. Он стал известным художником, занимался преподаванием. Однако несправедливый арест и заключение не отпускали его до конца жизни, так как тема репрессий не раз повторялась в его творчестве. 

Ростислав Горелов сохранил написанные в лагере портреты Эроса Гликмана. Это то немногое, что осталось от Эроса-заключенного. Из работ самого Эроса известны только те, что были созданы им до ареста: рисунки, графика, стихи, самодельная книга – студенческое задание. Это то немногое, что не нашли при обыске, и что мать потом обнаружила и спрятала у родственников.

Что случилось с юношей не известно до сих пор. Эрос освободился 16 октября 1935 года и домой не вернулся, как пишет его внучатая племянница. Ниточка обрывается в Кашире, откуда в декабре 1935 года он послал Ростиславу письмо. В нем Эрос делится своими трудностями в попытках наладить жизнь на свободе. Никаких других сведений, в том числе о дате и месте смерти, нет.

Все четверо были реабилитированы в 1956 году. 

Идет загрузка
показать ещё