Коллекции

Голод ГУЛАГа

18 экспонатов

В годы Второй мировой войны положение заключенных (особенно осужденных по "контрреволюционным" статьям) сильно ухудшилось. Прекратились освобождения, эвакуация лагерей с территорий, на которых был риск оккупации, приводила к переполнению лагерей. Но главной проблемой был голод. И без того небольшая норма калорий в день была сокращена, однако и она не всегда выдавалась. Только за три первых года войны в лагерях ГУЛАГа погибли более 800 тысяч заключенных.
Одним из свидетельств этого страшного явления - а также и самоотверженного противостояния голодным смертям - являются работы врача-физиолога, кандидата медицинских наук Екатерины Павловны Гольц. Работы были выполнены Екатериной Павловной во время отбывания срока за "антисоветскую агитацию" в Севжелдорлаге в Коми. В своих трудах она изучает поражения глаз при авитаминозах, в частности, при пеллагре - болезни, развивающейся вследствие голода. Документы, представленные в коллекции, были использованы Екатериной Павловной для доклада на лагерной конференции по пеллагре в Княж-Погосте 5 декабря 1941 г.
Тексты Екатерины Павловны дополняются графическими набросками, сделанными с натуры. Мы не знаем, была ли автором рисунков сама доктор Гольц, однако, учитывая множество художников в ее семье (родной брат был архитектором, племянница знаменитый иллюстратор) вполне обоснованно можно предположить ее авторство. Выполненные в различных техниках – пастель, восковые мелки, акварель, цветные карандаши, соединяющее несколько различных материалов, рисунки представляют не только научную, но и художественную ценность. С их помощью даже далекий от медицины человек может разобраться в тонкостях диагноза, но есть в них и кое-что для врачебных схем совершенно необычное – характеры пациентов. Хотя на изображения попадают только глаза, в них читается полный портрет – усталых и обессиленных, умных и простых, всегда повидавших многое – людей. Талант художника донес до нас портреты, возможно последние в их жизни, людей, которых не видел объектив советской фотохроники, с которых не писали парадных картин мэтры соцреализма. Не потому ли, что и для самой Гольц они были не просто «историями болезни», а в первую очередь людьми?
Есть и несколько изображений, сделанных другой рукой. Несмотря на внимание к деталям и схематическую точность зарисовок, второму художнику явно не хватает опыта и понимания светотени, умения правильно составлять палитру. Кем был второй автор? Медсестрой, медбратом? Может быть, кем-то из заключенных, по состоянию здоровья отряженных на «легкую» работу помощником врача в лагерной больнице?
Совсем другой посыл у официального пособия по лечению последствий голода "Алиментарная дистрофия и плеллагра" авторства проф. И.А. Кассирского. Брошюра, отпечатанная на тонкой бумаге, контрастирует с богато проиллюстрированной и оформленной с большой любовью работой доктора Гольц. Велика разница и в содержании: в книге, отпечатанной издательством ГУЛАГа, рекомендуется, к примеру, включить в рацион умирающих от голода заключенных "борщ на мясном бульоне, суп с вермишелью, тушеное мясо с кашей, гуляш с отварным картофелем, крупяной пудинг, различные каши, запеканки с мясом, кофе, чай, компот (...) различные печенья, блинчики и т. п.". Размеется, столь роскошные блюда едва ли входили даже в меню лагерного начальства в то голодное время, не говоря о заключенных. Трудно представить себе пользу от подобных официальных рекомендаций, массово рассылавшихся по ларегям.
Доктор Екатерина Гольц делила со своими пациентами то немногое, что ей присылала с воли семья, спасая жизни солагерников. В скупых возможностях сделать подарок их благодарность находила необычные пути. Одно из таких трогательных выражений признательности - пепельница-туфля, сделанная из деревянного бруска и обломка ложки в подарок доктору. Сама Екатерина Гольц, увы, не смогла спастись. Освобожденная из лагеря по состоянию здоровья, она скоропостижно скончалась всего через несколько недель.

Андрей Сергунькин
09.04.2020

Идет загрузка
показать ещё