Коллекции

Харбинский багаж. Вещи из семьи Сидориных

90 экспонатов

Харбин в Маньчжурии, как писал архиепископ Нафанаил, был "исключительным явлением". Основанный во время постройки Китайско-Восточной железной дороги в 1898 году, город на следующие несколько десятилетий стал оплотом русской культуры на Дальнем Востоке. Там жили сотрудники КВЖД, туда бежали белогвардейцы и их семьи. Быт харбинцев был неразрывно связан с сохранением национальных традиций, к которым прибавлялись новые, "чужие" детали китайской культуры. Особенности жизни, быта и досуга русских эмигрантов в Харбине заметны и в коллекции семьи Сидориных.

Багаж семьи Сидориных прибыл в Москву из Харбина в 1935 году и на долгое время оказался «законсервирован»: в 37-ом году Петр Михайлович Сидорин был приговорен к расстрелу за шпионаж в пользу Японии, его жена Мария Силовна отправлена в Карлаг как член семьи изменника Родины. В конце 50-х Мария Сидорина была реабилитирована и вернулась в Москву, но харбинские сундуки так и не разобрала — они остались нетронутыми. Все это время багаж хранился у ее матери — Анны Гавриловны Фенько. В Музей Международного Мемориала его передала Марианна Сидорина, дочь Марии Силовны.

Семья Сидориных эмигрировала из России в Харбин в 1922 году после поражения белого движения в Гражданской войне — Петр Михайлович был капитаном в армии Колчака. Сохранилось мало сведений о жизни семьи в 1922-1928 годах. В это время, в середине 20-х, они скорее всего приняли советское гражданство, после чего Петр Михайлович стал работать заведующим коммерческим агенством Китайско-Восточной железной дороги, одновременно являясь секретным сотрудником Разведуправления РККА. Нам неизвестно, что стало причиной таких глобальных перемен в мировоззрении бывшего белогвардейца, не сохранились личные источники и воспоминания. Однако можно предположить, что Сидорин решил не разрывать связи с Родиной. 

В 1935 году КВЖД была продана Маньчжоу-го, и многие советские сотрудники были вынуждены вернуться в СССР. Причиной этого стала не только потеря должности, но и страх перед арестами со стороны японцев. Так переехала в Москву и семья Сидориных. 

Коллекция состоит из мебели, одежды и аксессуаров, многочисленных предметов быта и рукоделия. Память о Харбине хранят как разнообразные сувениры — расписные шкатулки и веера, палочки для волос, — так и вещи повседневного обихода. Японская посуда, хрустальные чернильницы, фармацевтические флаконы и другие предметы быта одновременно лаконичны и изысканны.

Важной частью коллекции являются рукодельные изделия и одежда, выполненные Анной Гавриловной Фенько. Эти предметы сложно датировать — неизвестно, были они выполнены до эмиграции, в Харбине или в СССР. В своих вышивках Анна Гавриловна соединяла как модные в то время техники (например, «Redwork»), так и традиционные украинские мотивы — цветы и орнаменты. На рушниках и прошвах она вышивала и свое имя — «Анна Ф». В духе моды двадцатых-тридцатых годов выполнены кружевные салфетки и воротничок. Вышивка гладью украшает блузки и льняные салфетки. Кроме того, Анна Гавриловна сама шила одежду — платья и сарафаны, блузки, душегрею и украинские рубахи. К этой же сфере жизни семьи относятся и бережно сохраненные журналы про рукоделие 1910-х годов, а также схемы вышивок и эскизы. 

Но, кроме маленьких вещей, с собой семья забрала мебель и даже технику. Громкоговоритель Philips, Викторола с коллекцией пластинок дают особое представление о жизни и досуге русских харбинцев. 

Из коллекции предметов китайской жизни семьи выбивается только этажерка, привезенная Марией Сидориной из Казахстана, после освобождения из Карлага. Она воспринимается как финальная точка в истории переездов семьи — пути, который начался и закончился в Москве. 

Идет загрузка
показать ещё