персоналии

Григоренко Петр Григорьевич

1907 - 1987

Участник диссидентского движения, правозащитник, основатель Украинской Хельсинкской группы, член Московской Хельсинкской группы, генерал-майор вооружённых сил СССР (1959).

Родился в с. Борисовка (сейчас - Запорожская обл., Украина) в семье агронома. Мать Григоренко умерла от тифа, когда ему было три года. Отец воевал на фронте Первой мировой войны, был в венгерском плену. Политрук. Окончив сельскую школу, Пётр Григоренко поступил в реальное училище (среднее или неполное среднее учебное заведение, в котором существенная роль отводится предметам естественной и математической направленности) в Ногайске. Первым в своей деревне вступил в комсомол, был членом бюро комсомольской ячейки в родном селе. В 1922 году переехал в город Юзовку (сейчас Донецк), окончил там ФЗУ (школа фабрично-заводского ученичества). Работал слесарем, сцепщиком вагонов, кочегаром, помощником машиниста, затем машинистом на маневровом паровозе, недолгое время был политруком в 1-й трудовой школе и в детгородке для несовершеннолетних правонарушителей. В 1926—1927 — секретарь Селидовского сельского райкома комсомола. С 1927 года член коммунистической партии. В 1927—1929 — секретарь комитета комсомола транспортного комбината. В 1929—1931 годах — член ЦК комсомола Украины. В 1937 году поступил в Высшую военную академию Генерального штаба, окончил её также с отличием (1939).

В 1938 году добился приема у генерального прокурора А. Я. Вышинского, на котором рассказал о злоупотреблениях представителей органов НКВД в Запорожье — информацию ему предоставил брат Иван, который был арестован по политическим обвинениям, но затем освобождён. Наивно полагал, что это единичные случаи злоупотребления.

Офицером частвовал в боях на Халхин–Голе, получил ранение бедра — стал инвалидом II группы. В 1942—1943 — командир 18–й отдельной стрелковой бригады. В феврале 1944 года был тяжело ранен, с августа 44 опять в строю. Окончил войну в звании полковника.

В 1945—1961 работал в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Преподаватель. Заместитель научно исследовательского отдела (с 1953 год). Прочитал про кибернетику и не смотря на запрет на эту лженауку — направил исследования отдела в эту область. Что привело к созданию в 1959– году кафедры военной кибернетики.

Кандидат военных наук, автор 83 работ по военной истории, теории и кибернетике. С 1959 начальник кафедры оперативно–тактической подготовки академии, генерал–майор. В августе 1961 закончил докторскую диссертацию.

7 сентября 1961 года Григоренко выступил на партконференции Ленинского района Москвы с речью, в которой заявил: "Мы одобряем проект программы, в которой осуждён культ личности [Сталина], но возникает вопрос: всё ли делается, чтобы культ личности не повторился" (намёк в адрес тогдашнего руководителя советского государства Н. С. Хрущёва). Предложил "усилить демократизацию выборов и широкую сменяемость, ответственность перед избирателями. Изжить все условия, порождающие нарушение ленинских принципов и норм, в частности, высокие оклады, несменяемость. Бороться за чистоту рядов партии".

Был уволен из академии и переведён с понижением на Дальний Восток.

Осенью 1963 года создал "Союз борьбы за возрождение ленинизма", выпускал и распространял листовки с критикой советской бюрократии и официальных профсоюзов. В своих листовках Григоренко выступал "за возврат к ленинским принципам", "за отстранение от власти бюрократов и держиморд, за свободные выборы, за контроль народа над властями и за сменяемость всех должностных лиц, до высших включительно".

В феврале 1964 года его арестовали. Впервые попал на Лубянку. Из воспоминаний: "Назначенному по моему делу следователю подполковнику госбезопасности я высказал свое возмущение тем, что КГБ является органом преследования за убеждения, отличные от официальных. И он тихим, как бы вкрадчивым голосом неспешно объяснил: "Нет. Вы ошибаетесь, Петр Григорьевич, за убеждения у нас в стране никого не преследуют. Вас арестовали не за убеждения, а за то, что Вы их высказывали и этим наносили ущерб государству. Убеждения Вы можете иметь любые. За это Вас никто даже не упрекнет"

Петру Григорьевичу предложили покаяться – его тут же отпустили бы. Он отказался. Предать суду боевого генерала они не решились. Власть применила способ хлестче тюремной пытки, который в это время еще только начинал входить в широкую практику — принудительное психиатрическое лечение. 12 марта доставлен в Институт им. Сербского на судебно–психиатрическую экспертизу, был признан невменяемым и переведён в Лефортовскую тюрьму, где содержался до 14 августа 1964 года, после этого этапирован в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу, вышел оттуда весной 1965 года после отставки Хрущёва.

Бал разжалован. Пытался устроиться инженером–строителем, потом – слесарем, паровозным машинистом, плотником, каменщиком, штукатуром, работал грузчиком в магазине "Овощи–Фрукты".

В 1967–1968 Григоренко был одним из организаторов и активным участником петиционных кампаний в защиту Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова, Анатолия Марченко и других инакомыслящих.

Секретный документ КГБ от 16 апреля 1969 года, по поводу Григоренко. Заканчивающийся: "Учитывая, что ГРИГОРЕНКО, несмотря на неоднократные предупреждения, не прекращет своей антиобщественной деятельности, вносится предложение привлечь его к уголовной ответственности"

7 мая 1969 года он был арестован (в Ташкенте).

Была проведена психиатрическая эспертиза, но в Ташкенте он был признан здоровым: "Признаков психического заболевания не проявляет в настоящее время, как не проявил их в период совершения инкриминируемых ему преступлений. Вменяем. В стационарном лечении не нуждается". Был переправлен в Москву, новая экспертиза, состоявшаяся в Институте им. Сербского сделала вывод о том, что он: «страдает психическим заболеванием в форме патологического (паранойяльного) развития личности с наличием идей реформаторства». Был вновь помещён в психиатрическую больницу на принудительное лечение.

В июне 1974 (накануне визита президента США Р. Никсона в СССР) Московский городской суд вынес определение о прекращении принудительного лечения. Григоренко был освобожден и вскоре возобновил правозащитную деятельность.

В 1977 году написал самиздатом "Наши будни, или Рассказ о том, как фабрикуются уголовные дела на советских граждан, выступающих в защиту прав человека" .

Сборник статей в самиздате, в частности "О ПСИХИАТРИЧЕСКИХ БОЛЬНИЦАХ СССР", оттуда:

"Таким образом, осуществление разное. Но сама разность эта порождена идеей. Именно по идее заключенные специальных психиатрических больниц лишены всяких прав. Они отданы полностью во власть персонала этих "больниц", который никем не контролируем. Вы не можете ни на что пожаловаться. Жалоба никуда не уйдет. Останется в больнице или будет уничтожена. А если бы кто–нибудь когда–то заинтересовался ею, ему будет сказано администрацией, что это просто бред, проявление болезни. Можно не сомневаться, что людская корысть не может не воспользоваться возможностью безнаказанно творить зло. А если к тому же и власти заинтересованы в том, чтобы совершались жестокости, если власти поощряют и выделяют тех, кто особенно жесток и беспощаден к "политическим", то истинное положение заключенных больницы трудно даже представить."

Настоящие уголовники психически больные были разбавлены "политическими", которых было порядка 10% от общего числа.

В ноябре 1977 получил разрешение на поездку в США для лечения и 30 ноября покинул СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1978 лишен советского гражданства,— что было ударом для Григоренко,— он хотел вернуться, и специально спрашивал сотрудников КГБ об этом перед отъездом.

Умер 21 февраля 1987 в Нью–Йорке.

Написал воспоминания "В подполье можно встретить только крыс…", вышло в NY в 1983 году, издано в России в 1991 году.

Источники: архив Мемориала; статья "Петр Григоренко - мятежный генерал. Обратная сторона СССР"

Идет загрузка
показать ещё